УСТАВНЫЙ СУД САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

     

     

    2001 год

    Слева направо: Гуцан Н.Ф., Ескина Л.Б., Осоцкий А.И., Кропачев Н.М. (председатель), Ильинская В.Г., Герасина О.В., Ливеровский А.А.

     

     

    2004 год

    Слева направо: Кулешова Л.В., Герасина О.В., Ильинская В.Г., Кропачев Н.М. (председатель), Осоцкий А.И., Гуцан Н.Ф., Ливеровский А.А.

     

     

     2006 год

    Слева направо: Зыбин С.Ф., Герасина О.В., Гуцан Н.Ф., Сергевнин С.Л. (председатель), Шевченко А.В., Кулешова Л.В., Петухов В.Г.

     

     

     

    2008 год

    Слева направо: Зыбин С.Ф., Кулешова Л.В., Гуцан Н.Ф. (председатель), Герасина О.В., Петухов В.Г., Шевченко А.В.

     

     

     

    2009 год

    Слева направо: Зыбин С.Ф., Шевченко А.В., Гуцан Н.Ф. (председатель), Герасина О.В., Петухов В.Г.

     

     

     

    2011 год

    Слева направо: Шевченко А.В., Гуцан Н.Ф. (председатель), Герасина О.В., Петухов В.Г.

     

     

     

    2012 год

    Слева направо: Шевченко А.В., Гуцан Н.Ф. (председатель), Герасина О.В., Тимофеев И.В.

     

     

    2014 год

    Cлева направо: Петров М.В.,  Шевченко А.В., Гуцан Н.Ф. (председатель), Герасина О.В., Тимофеев И.В.

     

     

    2016 год

    Cлева направо: Матвеева М.А.,  Шевченко А.В., Гуцан Н.Ф. (председатель), Герасина О.В., Тимофеев И.В.

     

     

     

     

      Из истории становления конституционной юстиции

     

     

    Наличие института конституционной юстиции, по мнению большинства современных российских и иностранных ученых-юристов, является необходимым признаком правового государства, в котором государственная власть должна осуществляться на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, а в работе государственных органов главными принципами являются признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина.

    Деятельность органов конституционного правосудия это, прежде всего, конституционный контроль - проверка законов и других правовых актов с точки зрения их соответствия основному закону (конституции). Прообраз такой деятельности можно найти еще в Древней Греции. Например, в Афинах одобренный народным собранием законопроект поступал на рассмотрение гелиэи – суда присяжных, и  специальная коллегия номофетов в состязательном процессе с участием защитников старых правил и сторонников новых окончательно решала вопрос о судьбе закона, оценивая, соответствует ли он традиции и прежнему законодательству.

     

    Формирование современной конституционной юстиции исторически связано с деятельностью Тайного совета при британском монархе. Данный орган был наделен правом признавать недействительными статуты, издаваемые законодательными органами (легислатурами) колоний, в случае их противоречия колониальным хартиям или Общему праву. Эта идея была выдвинута английским юристом конца XVI– начала XVIIвека Эдвардом Коком, который считал, что законы (статуты), противоречащие Общему праву и разуму, а также основному закону, недействительны, или, как говорилось в средневековых делах, «их соблюдение неуместно».

     

    Суды колоний вскоре восприняли практику Тайного совета и начали отказывать в применении правовых актов со ссылкой на их противоречие колониальной хартии. Впервые такое решение вынес Высокий суд Массачусетса в конце 30-х годов XVIII века. Данная  практика сохранялась и развивалась после провозглашения североамериканскими штатами своей независимости и принятия ими в 1787 году Конституции Соединенных Штатов Америки. А в 1803 году уже Верховный суд США  знаменитым решением по делу Мэрбери против Мэдисона (Marbury vs Madison) впервые признал не соответствующим Конституции федеральный закон.

     

    Так на североамериканском континенте  возникла и получила развитие  система контроля конституционности законов. По наименованию части света, послужившей ей родиной, эта система стала называться американской. Ее отличительной особенностью является то, что конституционный контроль  осуществляется обычными судами, которые  производят оценку правового акта только в связи с находящимися на их рассмотрении делами (этот конституционный контроль называется конкретным).  Возможны два варианта осуществления такого конституционного контроля. В одном случае  правом конституционного контроля может быть наделена каждая судебная инстанция, как  принято, например, в США, Аргентине, Японии или Норвегии. В другом - это может делать только верховный суд после того, как дело поступит к нему, будучи рассмотрено нижестоящими судами, которые проверять конституционность законов не могут. Такая система существует, к примеру, в Австралии, Индии, на Мальте.

     

    Описанная модель конституционной юстиции исторически была первой. Однако через некоторое время возникает идея осуществления конституционного контроля специально созданным  органом. Впервые она прозвучала во время Великой Французской Революции, когда вначале Максимилиан-Мари-Изидор Робеспьер, а затем аббат Сьейес предложили организовать жюри для проверки конституционности законов. Правда, этот орган в их представлении не мог быть судебным, а потому он осуществлял бы так называемый политический конституционный контроль, в то время как суды не должны были сомневаться в конституционности применяемого ими акта.

     

    Намного позже - в начале 20-х годов прошлого века - в Австрии был создан первый в мире Конституционный суд. Его появление  связано с именем профессора Ганса Кельзена, полагавшего, что раз конституция является основным, самым важным законом страны, из содержания которого вытекают другие законы, то для обеспечения его наибольшей стабильности нужна особая, отдельная система контроля. Так была теоретически обоснована новая модель конституционной юстиции, получившая наименование европейской. Суть ее заключается в учреждении специальных судебных или квазисудебных органов конституционного контроля. Эта система широко распространилась во всем мире: в Австрии, Германии, Италии, Испании, Португалии, Франции, Бельгии, Египте, Бразилии, Колумбии, Коста-Рике и многих других странах. На ней остановилось также абсолютное большинство стран «новой демократии» в Восточной Европе и государств, образовавшихся после распада Советского Союза (исключением является, например, Эстония).

     

    Конституционная юстиция в России сравнительно молода. В нашей стране до 1918 года не существовало конституции (за исключением Конституции Царства Польского, действовавшей в начале XIX века), в связи с чем отсутствовала возможность осуществления конституционного контроля. Во время советской власти господствовало представление о верховенстве представительного органа, акты которого не могли отменяться другими органами государственной власти. Поэтому вплоть до 60-х годов XXвека в научной литературе вопрос о введении органов конституционного контроля даже не обсуждался. Однако позже, в преддверии принятия новой конституции СССР, на страницах юридических изданий возникла дискуссия, связанная с обсуждением возможности создания органов охраны конституции, которые, однако, по мнению большинства ученых того времени, не должны были именоваться судами. Как известно, подобные  идеи не нашли своего отражения в Конституции СССР 1977 года.

     

    Вновь вопросы конституционного контроля стали обсуждаться уже во время перестройки. Тогда перед законодателями встал выбор: создать конституционную юстицию по американской модели, наделив функцией конституционного контроля Верховный Суд СССР, или пойти по европейскому пути и учредить специализированный государственный орган. В итоге возобладала вторая точка зрения, и в конце 1988 года в союзную Конституцию были внесены дополнения, которые предусматривали создание неизвестного ранее советской правовой системе органа – Комитета конституционного надзора СССР. Но все же это был только первый шаг на пути становления конституционной юстиции в России, поскольку решения Комитета конституционного надзора СССР обладали обязательной силой, только если касались конституционных прав человека и гражданина, - все остальные его акты требовали подтверждения другими государственными органами. Сам же Комитет конституционного надзора СССР просуществовал недолго: начав свою деятельность 16 мая 1990 года, он уже в декабре 1991 года был распущен вместе с другими органами Союза.

     

    Другой путь был избран в РСФСР, где 15 декабря 1990 года в Конституцию были внесены изменения, предусматривающие создание Конституционного Суда РСФСР. Этим решением была открыта очередная страница в истории развития конституционной юстиции в России. 30 октября 1991 года произошло избрание 13 из 15 судей Конституционного Суда РСФСР, и с начала следующего года он приступил к осуществлению конституционного правосудия.

     

    Одновременно со становлением конституционной юстиции на федеральном уровне такие же процессы происходили в республиках, входящих в состав Российской Федерации. В этот период вносятся дополнения в конституции и принимаются законы о конституционных судах в Дагестане, Якутии, Кабардино-Балкарии, Башкортостане, Тыве, Чечне и Мордовии; и в Дагестане, Кабардино-Балкарии, Мордовии и Якутии суды начинают действовать. При учреждении конституционных судов субъекты Российской Федерации учитывали, с одной стороны, положения Федеративного договора, подписанного 31 марта 1992 года, в соответствии с которыми контроль за соблюдением конституций (уставов) субъектов Российской Федерации относился к компетенции последних, и поэтому они вправе были сами устанавливать организационно-правовые формы осуществления этого контроля до принятия соответствующего федерального акта. С другой стороны, был принят во внимание опыт других федеративных государств с европейской моделью конституционной юстиции, таких как, например, Германия, где на уровне субъектов федерации также функционировала система конституционного правосудия.

     

    Развитие конституционной юстиции продолжилось после принятия 12 декабря 1993 года Конституции Российской Федерации. В 1994 году вступил в силу федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации», который позволил Конституционному Суду Российской Федерации возобновить свою деятельность после ее приостановки в октябре 1993 года. В этот период новые конституционные суды появляются в республиках Российской Федерации, а в Свердловской области создается первый в России Уставный суд, осуществляющий правовую охрану Устава Свердловской области. Идея создания органов уставного контроля начала обсуждаться и в других субъектах Российской Федерации. В некоторых из них были приняты нестандартные решения, предполагавшие создание квазисудебных органов конституционного надзора, выполняющих консультативные функции (Иркутская область), либо возлагавшие функции конституционного контроля на суды общей юрисдикции (например, республики Калмыкия и Ингушетия). Такая ситуация  объяснялась полным отсутствием федерального регулирования статуса органов конституционного правосудия в субъектах Российской Федерации. В конце 1996 года был принят Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации», предусмотревший, что к судам субъектов Российской Федерации наряду с мировыми судьями относятся и конституционные (уставные) суды.

    С этого времени начинается современный этап развития конституционной юстиции в Российской Федерации, основной чертой которого является расширение географии  органов конституционного правосудия*

     

    В настоящее время органы конституционного правосудия созданы в 16 из 85 субъектов Российской Федерации, а именно: в Республике Адыгея, Республике Башкортостан, Республике Бурятия, Республике Дагестан, Республике Ингушетия, Кабаррдино-Балкарской Республике, Республике Карелия, Республике Коми, Республике Марий Эл, Республике Саха (Якутия), Республике Северная Осетия - Алания, Республике Татарстан, Республике Тыва, Чеченской Республике, Калиниградской области, Свердловской области, Челябинской области, городе федерального значения Санкт–Петербурге.

     

    Конституциями и уставами еще 32 субъектов Российской Федерации предусмотрено создание конституционных (уставных) судов: в городе федерального значения Москве, Московской области, Ямало-Ненецком автономном округе, Магаданской области, Тверской области, Ханты-Мансийском автономном округе - Югре, Белгородской области, Камчатском крае, Кемеровской области, Курганской области, Карачаево-Черкесской Республике,  Самарской области, Кировской области, Сахалинской области, Республике Хакассия, Тюменской области, Воронежской области, Краснодарском крае, Тульской области, Амурской области, Удмуртской Республике, Новосибирской области, Калужской области, Республике Алтай, Оренбургской области, Смоленской области, Пермском крае, Забайкальском крае, Нижегородской области, Орловской области, Мурманской области, Архангельской области.

     

    Создание и становление Уставного суда Санкт–Петербурга проходило в рамках общего процесса формирования органов конституционной юстиции субъектов Российской Федерации. Необходимость учреждения Уставного суда Санкт–Петербурга была впервые закреплена в Уставе Санкт–Петербурга, принятом 14 января 1998 года.

    В соответствии с Уставом Санкт–Петербурга 5 июня 2000 года был принят Закон Санкт–Петербурга “Об Уставном суде Санкт–Петербурга”, а уже 14 сентября того же года состоялось назначение на должности судей и Уставный суд был образован в правомочном составе.

     

    * Альбом "Уставный суд Санкт–Петербурга 2007 год" С. 2-6


    Адрес: Суворовский пр., д.62, лит А., Санкт-Петербург, 191124
    Телефон: 576-65-51 Факс: 576-48-08
    E-Mail: info@spbustavsud.ru
    © Уставный суд Санкт-Петербурга
    Разработка: ЗАО "КторСтудио"