Уставный суд Санкт-Петербурга провозгласил итоговое решение по делу № 002/18 (о проверке отдельных положений Закона Санкт-Петербурга «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге») - 13.09.2018

    13 сентября 2018 года Уставный суд Санкт-Петербурга провозгласил Постановление №002/18-П по делу о соответствии Уставу Санкт-Петербурга положений пункта 24 статьи 51 Закона Санкт-Петербурга от 12 мая 2010 года № 273-70 «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге» в их взаимосвязи с положениями статьи 8 указанного закона Санкт-Петербурга.

     

    Уставный суд Санкт-Петербурга признал положения пункта 24 статьи 51 Закона Санкт-Петербурга от 12 мая 2010 года № 273-70 «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге» во взаимосвязи с положениями его статьи 8 соответствующими Уставу Санкт-Петербурга. Уставно-правовой смысл, выявленный в постановлении, является обязательным для всех органов государственной власти, судов, органов местного самоуправления, образованных на территории Санкт-Петербурга, муниципальных образований, организаций, общественных объединений, должностных лиц и граждан.

     

     

    История вопроса

     

    В Уставный суд Санкт-Петербурга поступил запрос группы депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга М.И. Амосова, О.А. Капитанова, А.Н. Рассудова, М.Л. Резника, С.В. Трохманенко о соответствии Уставу Санкт-Петербурга, его положениям преамбулы, статьи 11, подпункта 1 и 7 пункта 5 статьи 30, пункта 5 статьи 53, статьи 58, положений пункта 24 статьи 51 Закона Санкт-Петербурга от 12 мая 2010 года № 273-70 «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге» в их взаимосвязи с положениями статей 8, 48 Закона Санкт-Петербурга от 12 мая 2010 года № 273-70 «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге» (далее – Закон об административных правонарушениях).

     

    Положениями статьи 8 Закона об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность за нарушение тишины и покоя граждан в ночное время, в выходные и праздничные дни.

     

    Согласно положениям пункта 24 статьи 51 Закона об административных правонарушениях составлять протоколы о соответствующем административном правонарушении уполномочены лица, замещающие отдельные должности в исполнительном органе государственной власти Санкт-Петербурга, в задачи которого входят разработка и обеспечение мер по укреплению законности, правопорядка и безопасности в сфере обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина, охраны собственности и общественного порядка. В силу постановления Правительства Санкт-Петербурга от 23 января 2008 года № 46 таким органом является Комитет по вопросам законности, правопорядка и безопасности (далее – Комитет).

     

     

    Позиция заявителя

     

    В своём запросе заявитель указывает, что положения пункта 24 статьи 51 Закона об административных правонарушениях в их взаимосвязи с положениями статей 8 и 48 того же закона ограничивают возможности осуществления Законодательным Собранием Санкт-Петербурга парламентского контроля на стадии возбуждения дел об административных правонарушениях, предусмотренных положениями статьи 8 данного закона, исключают возможность граждан обращаться с заявлениями и сообщениями о событиях таких административных правонарушений непосредственно в момент их совершения к должностным лицам Комитета, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях, не предполагают обязанность таких должностных лиц Комитета принимать соответствующие заявления и сообщения граждан, равно как и не предполагают их обязанность прибыть на место административного правонарушения для оперативного документирования обстоятельств его совершения. Заявитель также полагает, что осуществление действий по документированию события административного правонарушения в силу положений части 2 статьи 3 Федерального закона от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции» сотрудниками полиции, а не должностными лицами Комитета, приводит к тому, что в ходе производства по делам об административных правонарушениях данной категории истекает срок привлечения к административной отвесности, а права граждан, нарушенные в результате противоправного поведения, остаются вне правовой защиты.

     

    Заявитель таким образом полагает, что установленный в действующем правовом регулировании механизм привлечения к административной ответственности не обеспечивает эффективную защиту прав граждан в Санкт-Петербурге и существенным образом снижает действенность запретов на нарушение тишины и покоя граждан, установленных положениями статьи 8 Закона об административных правонарушениях.

     

    Входящий в группу обратившихся с запросом депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга М.Л. Резник пояснил, что, по его оценке, оспариваемое правовое регулирование не обеспечивает эффективное действие запретов, установленных положениями статьи 8 Закона Санкт-Петербурга об административных правонарушениях.

     

    По мнению представителя Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, оспариваемые положения соответствуют Уставу Санкт-Петербурга, приняты в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством в рамках полномочий Санкт-Петербурга. Установленный механизм защиты права граждан на тишину и покой, прежде всего, основывается на фиксации факта правонарушения сотрудниками полиции, что не исключает право граждан обращаться непосредственно к уполномоченным сотрудникам Комитета в часы их работы. Он также указал на то, что в компетенцию Законодательного Собрания Санкт-Петербурга не входит непосредственный контроль за текущей деятельностью полиции.

     

    Согласно позиции представителей Губернатора Санкт-Петербурга, правовая конструкция оспариваемых положений основана на нормах федерального законодательства, оспариваемые положения соответствуют Уставу Санкт-Петербурга, а осуществление Комитетом обязанности принимать обращения граждан с информацией об административных правонарушениях является вопросом организации его работы, который Комитет решает самостоятельно.

     

    Представитель Комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности пояснила, что граждане имеют возможность обратиться в Комитет с информацией об административных правонарушениях, предусмотренных положениями статьи 8 Закона Санкт-Петербурга об административных правонарушениях, устно, письменно, а также в электронной форме. При этом устные обращения граждан принимаются только по рабочим дням. В ночное время обращения граждан Комитетом не принимаются. В этих случаях граждане обращаются в органы внутренних дел, которые документируют обстоятельства совершения административных правонарушений, устанавливают виновных лиц и направляют материалы в Комитет.

     

    Представители Главного управления МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области сообщили, что в настоящее время в силу требований Федерального закона «О полиции» сотрудники полиции выезжают в ночное время по заявлениям граждан о нарушении тишины и покоя, пресекают действия, нарушающие права граждан, осуществляют сбор первичных объяснений граждан и иных материалов, которые затем в 7-дневный срок направляются в Комитет в порядке, предусмотренном ведомственными актами МВД России. При выездах в ночное время по заявлениям граждан о нарушении тишины и покоя сотрудники полиции не взаимодействуют с должностными лицами Комитета, поскольку в ночное время сотрудники Комитета не работают. Вместе с тем, по мнению представителей Главного управления, препятствий для того, чтобы должностные лица Комитета, наделенные полномочиями по составлению протоколов об административных правонарушениях, организовали свою работу с учетом специфики административного правонарушения, совершаемого в ночное время, в выходные и праздничные дни, не имеется. Механизм применения нормативной конструкции оспариваемых положений Закона Санкт-Петербурга об административных правонарушениях можно оценить как недостаточно эффективный.

     

     

    Позиция суда

     

    Принцип единства правового регулирования вопросов, находящихся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, вытекающий из Конституции Российской Федерации (часть 2 статьи 4, часть 1 статьи 15, статьи 72 и 76), нашёл отражение и развитие в Уставе Санкт-Петербурга (пункты 2 и 3 статьи 11), который, будучи учредительным по своему характеру актом, образует наряду с федеральными законами основу законодательства Санкт-Петербурга по предметам, находящимся в совместного ведении Российской Федерации и Санкт-Петербурга.

     

    Поскольку обеспечение законности, правопорядка и общественной безопасности, административное и административно-процессуальное законодательство находятся в совместном ведении Российской Федерации и города федерального значения Санкт-Петербурга, закреплённый в Уставе Санкт-Петербурга принцип единства правового регулирования распространяется и на указанные сферы.

     

    Проанализировав положения административного и административно-процессуального законодательства, презюмируя добросовестность законодателя Санкт-Петербурга, Уставный суд Санкт-Петербурга пришёл к выводу о том, что законодатель Санкт-Петербурга, определив в оспариваемых законоположениях круг лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных положениями статьи 8 Закона Санкт-Петербурга об административных правонарушениях, предполагал такую организацию их работы, которая позволяла бы решать все стоящие перед ними задачи.

     

    Вместе с тем, возможность решения указанными должностными лицами стоящих перед ними задач, обусловлена, в том числе, такой организацией их работы, которая соответствовала бы существующим особенностям состава административных правонарушений (ночное время, выходные и нерабочие общегосударственные праздничные дни.

     

    Анализ действующего правового регулирования, определяющего статус государственных гражданских служащих Санкт-Петербурга, уполномоченных составлять соответствующие протоколы об административных правонарушениях, не даёт, между тем, оснований для вывода о наличии для этого каких-либо правовых препятствий.

     

    Таким образом, оспариваемые законоположения не могут быть признаны несоответствующими Уставу Санкт-Петербурга, поскольку по своему уставно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования:

     

    предполагают обязанность уполномоченных на составление протоколов должностных лиц своевременно, в том числе в случае необходимости в ночное время, в выходные и нерабочие общегосударственные праздничные дни, осуществлять все действия, необходимые для составления протоколов об административных правонарушениях, предусмотренных положениями статьи 8 Закона Санкт-Петербурга об административных правонарушениях, в частности, принимать сообщения и заявления об административных правонарушениях, своевременно осуществлять документирование обстоятельств их совершения и принимать по таким поступившим данным соответствующее процессуальное решение;

     

    предполагают обязанность исполнительного органа государственной власти Санкт-Петербурга, должностные лица которого наделены полномочиями по составлению протоколов об административных правонарушениях, предусмотренных положениями статьи 8 Закона Санкт-Петербурга об административных правонарушениях, ввести необходимые и достаточные меры организационного обеспечения, включая привлечение уполномоченных на составление протоколов государственных гражданских служащих Санкт-Петербурга к исполнению служебных обязанностей в ночное время, а также в выходные и нерабочие общегосударственные праздничные дни.

     

    Как указал при этом Уставный суд Санкт-Петербурга, законодатель Санкт-Петербурга, обладая достаточной дискрецией, вправе в целях создания дополнительных гарантий защиты прав и свобод человека и гражданина установить дополнительные гарантии, обеспечивающие своевременное реагирование на соответствующие административные правонарушения в ситуациях, когда обстоятельства административного правонарушения требуют оперативного прибытия лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, на место его совершения.

     

    Уставный суд Санкт-Петербурга дал также оценку доводу заявителя о том, что оспариваемое правовое регулирование ограничивает возможности Законодательного Собрания Санкт-Петербурга осуществлять контроль за исполнением законов Санкт-Петербурга, указав в связи с этим, что правоприменительная практика, на которую ссылается заявитель, не может рассматриваться как свидетельствующая о дефекте оспариваемых законоположений, поскольку реагирование полиции на заявления и сообщения об административных правонарушениях, предусмотренных положениями статьи 8 Закона Санкт-Петербурга об административных правонарушениях, включая их приём и регистрацию, прибытие на место совершения административного правонарушения, документирование его обстоятельств и т.д. всецело связано с осуществлением полномочий, возложенных на полицию положениями Федерального закона «О полиции» и, следовательно, не имеет отношения к исполнению предписаний пункта 24 статьи 51 Закона Санкт-Петербурга об административных правонарушениях.

     

    На основании изложенного Уставный суд Санкт-Петербурга признал положения пункта 24 статьи 51 Закона Санкт-Петербурга от 12 мая 2010 года № 273-70 «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге» во взаимосвязи с положениями его статьи 8 соответствующими Уставу Санкт-Петербурга. Уставно-правовой смысл, выявленный в постановлении, является обязательным для всех органов государственной власти, судов, органов местного самоуправления, образованных на территории Санкт-Петербурга, муниципальных образований, организаций, общественных объединений, должностных лиц и граждан.

     

     

    Судья-докладчик по делу Е.А. Бушев


    Адрес: Суворовский пр., д.62, лит. А, Санкт-Петербург, 191124
    Телефон: 576-65-51 Факс: 576-48-08
    E-Mail: info@spbustavsud.ru
    © Уставный суд Санкт-Петербурга
    Разработка: ЗАО "КторСтудио"